Поздравления директору в стиле маяковского

Поздравления директору в стиле маяковского

Поздравления директору в стиле маяковского
Поздравления директору в стиле маяковского

Поздравления директору в стиле маяковского

Вместо предисловия

Что такое правда факта

…Вашу «Хронику» читал долго и обстоятельно, то и дело возвращаясь к прочитанному. Книга заслуживает серьёзного прочтения: она как летопись пережитого, возвращающая нас ко времени крушения иллюзий и необоснованных надежд. Своими дневниковыми записями вы показали, что такое правда факта. Никакого сочинительства, игры в «мастерство», отсутствие всяческой позы — только беспристрастное свидетельство того, что увидено собственными глазами, пережито самим.

Вам удалось дать несколько срезов времени — того, что творилось на всесоюзном уровне, как штормовые волны перестройки докатились до Казахстана и как всё это отразилось на жизни каждого человека…

…Вы убедительно передаёте сумятицу, охватившую все ячейки общества, потерю управляемости, разочарование в идеалах, дестабилизацию производства…

Достоинство книги, на мой взгляд, состоит в том, что общественно-политическое не заслоняет личное. Со сколькими замечательными людьми вы познакомили нас — талантливыми производственниками, директорами совхозов и председателями колхозов, руководителями учреждений, коллекционерами, учёными, коллегами по журналистскому цеху…

А какими живыми, интересными выглядят в книге ваши близкие!

У вас сильно развито чувство товарищества, сердечной привязанности к родителям, школьным и студенческим друзьям. Эта двуплановость «Хроники» делает повествование живым, увлекательным. Вы умеете создавать портреты, характеры, сохранять объективность в оценках политических деятелей, ставших в 80-90-е годы героями дня.

Книга приблизила меня, живущего совсем в другом регионе, к Павлодару и его жителям, проблемам, так схожими с нашими. После чтения остаётся светлое ощущение: велик духовный потенциал наших народов. Именно это и позволит нам пережить и нашу разобщённость, и смутные времена, выпавшие на нашу долю…

Вторая книга, написанная с не меньшим блеском, что и предыдущая, — кардиограмма все более усугубляющегося кризиса экономики, культуры, общего для России и Казахстана укладов жизни. Вам удалось показать картину распада того, что ранее казалось незыблемым, крах идей, взрыв национализма, стремительное обнищание большинства народа и не менее быстрое обогащение новоявленных нуворишей и предприимчивых дельцов, не брезгующих ничем ради денег. Прибыли одних и выживание других — вот что принесли нашим народам ельцинские реформы.

Читая книгу, я удивлялся тому, как схожи судьбы людей, стремящихся выжить в столь смутное время: влезание в долги, зависимость от кредиторов, от чиновников, желающих поживиться за счет других, появление крикунов, авантюристов, которые правдами-неправдами стремились пробраться поближе к государственному пирогу, взяв на вооружение популизм, демагогию и политиканство.

Вам и в новой работе удалось создать романный стиль повествования. Один пласт — то, что происходило в те годы в стране с характеристикой главных действующих лиц, взобравшихся на вершину власти, второй — то, что происходило в республике, превратившейся в независимое государство Казахстан, и в Павлодаре. Вы показали своих товарищей по перу, как людей, у которых развито гражданское начало, неравнодушных к судьбам своей страны. И третий пласт — один из самых значительных — это хроника жизни своей семьи, близких вашему сердцу людей. Вы искренни в своих записях…

Книга читается легко из-за записей, напоминающих ваши «Блестки», они лаконичны, несут в себе максимум информации.

С благодарностью

Эдуард БАРСУКОВ,

г. Ростов-на-Дону.

 

Незаурядная книга

В 1988 году Ю. Поминов стал редактором областной павлодарской газеты «Звезда Прииртышья». За окном редакторского кабинета продолжало разворачиваться то, что сегодня мы называем перестройкой. А тут изменился круг общения, доступнее стала разного рода информация… И Поминов чутьём профессионального журналиста понял, что всё происходящее в стране — не очередная кампания, это всерьёз и надолго, что пройдёт время, и каждый штрих происходящего и уходящего может стать вдвойне интересным и значимым…

…Второй том незаурядной книги «Хроника смутного времени» павлодарского журналиста и писателя Юрия Поминова даже послужил толчком к тому, что я сам начал писать записки, которые иронично назвал «Навроде дневника»…

Как и первый том, эту здоровенную книгу я прочитал в один присест, будто детективный роман…

Александр ЛЕЙФЕР,

председатель Омского отделения

Союза российских писателей.

Где проходит трещина мира…

Вышел в свет второй том книги Юрия Поминова «Хроника смутного времени». Известный казахстанский журналист и писатель повествует о первых сложных шагах суверенного Казахстана в 1992-1994 годы через призму взаимоотношений человека и общества.

Первый том «Хроники смутного времени» (1988-1991 годы), рассказывающий о противоречивых событиях, предшествовавших распаду Советского Союза, был издан два года назад и получил хорошие отклики читателей страны. Главному редактору павлодарской областной газеты «Звезда Прииртышья» Ю. Поминову удалось правдиво рассказать о важнейших событиях того времени, день за днем воссоздать неповторимую мозаику нашей жизни, уже ставшей историей.

«Через сердце поэта проходит трещина мира» — эти слова великого Гёте в полной мере можно отнести и к творчеству Юрия Поминова. «Записки редактора, который хотел остаться человеком», «Летопись, пропущенная через сердце» — это оценки книги нашими современниками.

Международное информационное агентство КазТАГ,

12 сентября 2009 года.

 

«Это и мои ощущения»

…Сказать, что читала книгу взахлёб — это почти ничего не сказать. Первые страницы просто читала, потом взяла карандаш и стала отмечать самое для меня животрепещущее, затем в ход пошли закладки…

Отмечала строки и эпизоды, где говорится о родных мне местах, близких и дорогих мне людях — строки, в которых я видела и себя, свои переживания, боль, восторг…

Читала и поражалась: сколько надо душевных сил, чтобы пережить и перечувствовать это самое «смутное время», вариться в этом котле и не развариться, не сгореть и не прокиснуть, остаться самим собой…

Книга — не просто констатация фактов из жизни «общественного человека», но и крик, боль души за своё Отечество! Это ведь и мои ощущения, мои страдания того времени…

С возрастом становишься сентиментальнее. Вот и я некоторые строки не могла читать без слёз — особенно о наших родных местах…

Книга лежит передо мной — вся в закладках: спасибо огромное за память и за живое слово… В школе, где я работаю, уже выстроилась очередь за «Хроникой».

А.В. АГЕЕВА,

учитель.

г. Абай, Карагандинская область.

…«Хроника смутного времени» затронула каждую струнку моей души. Я окунулась в такое прошлое, которое пережила сама… Я как будто прожила с вами рядом жизнь павлодарцев в эти тяжёлые годы…

Сама я из Таджикистана… И эта книга вновь заставила меня мысленно пережить трагедию гражданской войны в Таджикистане: голодное существование, страх, смерть отца, умершего от недоедания и душевных потрясений. Я счастлива, что живу теперь в Казахстане, где мне комфортно и уютно. Я чувствую здесь себя «своей».

Прочитав вашу книгу-летопись, я окунулась в жизнь ваших городов — Павлодара, Экибастуза, Ермака… «Хроника» — настоящая энциклопедия фактов, судеб, событий, прошедших через большое сердце автора, неравнодушного к судьбе своей страны, своего дела, к жизни каждого встретившегося ему человека. Для автора нет мелочей, своей неравнодушной душой он прочувствовал беды и горести стольких людей… А ещё помог увидеть другим людям то, что они в суете и тяготах будней не замечали. То, что для иного человека было будничным и незаметным, для автора стало значимым и весомым.

Вы не боялись высказывать свои мысли и чувства, своё несогласие «вершителям судеб», от которых зависела и ваша собственная судьба, что тоже заслуживает большого уважения. А сколько делала ваша газеты простым людям, которые обращались за помощью!

Наталья Александровна БУГРИМОВА.

г. Абай, Карагандинская область.

 

Когда я читал «Хронику», мне казалось, будто я, а не автор, всё это пережил и прочувствовал… Что не он, а я сам написал эту книгу — настолько всё в ней мне знакомо, близко и дорого…

Г.Г.СОКУРЕНКО,

глава Железинской районной администрации в начале 90-х годов.

 

Летопись не окончена

На основе дневниковых записей и пометок в рабочих блокнотах редактор областной газеты «Звезда Прииртышья» дает срез примечательных событий, происходивших в области и в стране. Причем не просто их перечисляет, а показывает через судьбы людей. И герои своими словами и поступками как нельзя лучше характеризуют время становления независимости, перехода к рыночной экономике.

Особенно привлекает в «Хронике смутного времени» то, что Ю. Поминов выступает в ней не как сторонний наблюдать, не как «мэтр», дающий оценку всему и вся. Он — так же, как и те, о ком пишет, пытается осмыслить происходящее, переживает.

С. ГОРБУНОВ.

«Казахстанская правда», 12 августа 2009 года.

 

«Правда всегда интересна…»

С волнением и душевной то ли болью, то ли сокрушением читаю в «Ниве» ваши эпохальные заметки. Так все близко, хотя и далеко. Волнует и то потрясающее время, которое вы так мастерски, многопланово, лапидарно, с завидным здравомыслием и мерой эмоциональности напоминаете читателю, и всплывают, казалось, успокоившиеся переживания по поводу изменившейся роли нашей профессии…

Господь ведёт вас по долгому и нелегкому пути… Надеюсь дочитать ваши заметки до той поры, когда они будут начинаться словом «сегодня».

Очень тронула история о деде Алексее, с утра обходившем дома своих детей. Оказывается, что очень многие вещи понимаешь только с возрастом. И не только о родителях, но и о собственных детях.

При всём драматизме происходящего ваша работа несёт много позитива, здорового восприятия жизни. Что очень ценно в наше, да и, наверное, в любое другое время. Исследователи 90-х непременно будут пользоваться вашей работой и ссылаться на неё. А может, уже и пользуются… Правда всегда интересна и важна.

Читая вашу драматическую «Хронику», иногда ощущаю, что кислорода не хватает, и начинаю понимать тех, кто не хочет напоминаний о тяжких временах. Но что было, то было… И смелость писать о том, что думаешь — очень большая роскошь.

Сама поражаюсь, насколько мне все это интересно. Профессионально и по-человечески близко и понятно…

…В записках, написанных тогда и подобранных сегодня, много интуитивного. В сочетании со здравым смыслом и профессионализмом, а главное, живой душой и честностью автора они, извините за пафос, — памятник журналистам-работягам, радевшим в советские времена о благе народа. Это возвращенное время, дающее читателю пищу и мужество переживать происходящее сегодня.

Людмила КОПТЕВА,

журналист,

г. Алматы.

«Записки редактора» никогда не пропускаю — как самую читабельную вещь.

Марат ВАЛЕЕВ,

член Союза писателей России.

г. Тура, Эвенкия.

«…Просматриваю Интернет. Нашла даже свою фамилию в «Хронике…» Спасибо! С душевным трепетом в неё окунулась. Было приятно многое вспомнить, тем более, что я сама уже подзабыла эти события… Хорошо, что есть такие неленивые журналисты… Очень скучаю иногда по Павлодару…»

Л. Бусыгина,

редактор газеты «Тракторостроитель»

в 80-х — 90-х годах прошлого века.

г. Кириши, Ленинградская область.

Многие годы я сокрушалась, что не вела дневников в перестроечную пору… И вот — вы это сделали за всех нас, что просто потрясающе! Сколько вернули фактов, событий, имён, по существу вернули чуть ли не самоё жизнь в то утраченное, но — благодаря вам — вновь счастливо обретённое время…

О. Крячко,

г. Тверь.

«Времена не выбирают…»

Автор занялся исключительно важным и интересным делом… Это высокопрофессиональный труд… «Хроника», несмотря на сухость жанра, читается очень увлекательно, как захватывающий детектив. Возможно, потому, что сам автор переживает за всё происходящее.

История никогда не будет объективной и всеобъемлющей, но Юрий Поминов в своей «Хронике» постарался приблизиться к этому. Может быть, читатель с чем-то не согласится, а чему-то, каким-то событиям даст свою оценку, но, точно, не останется равнодушным…

Б. ИСАЕВ,

бывший первый секретарь Павлодарского

обкома Компартии Казахстана.

Книга, нашедшая читателя уже сегодня, через десятилетия станет ещё востребованней, поскольку останется, может быть, единственным подобным свидетелем этого смутного времени…

Аби САРКЫНШАКОВ,

почётный железнодорожник СССР,

бывший начальник Павлодарского отделения железной дороги.

Сегодня многие учёные и литераторы пишут исторические трактаты, романы, но все они погружаются в прошлое, в ханские времена. И никто их не осудит за предвзятость, никто не укажет на ошибки. Юрий Поминов, выпустив уже два тома «Хроники смутного времени», взял на себя большую ответственность, открыто выразив свой взгляд на события недавних лет, события неоднозначные и непростые…

Мухит ОМАРОВ,

редактор Павлодарской областной

газеты «Сарыарка самалы».

 

Это книга о любви

…Завидую тем, кто по роду деятельности не только держит руку на пульсе событий, но и при неимоверной занятости успевает оценивать их и описывать… Эти люди фокусируют действительность для всех нас… Прочёл первый том «Хроники», второй начинал читать в «Ниве». В них всё — правда! К тому же написана «Хроника» не оскорбительно для людей.

Биктуар МАШРАПОВ,

врач.

г. Павлодар.

…Тонко, деликатно и бережно, я бы сказал, с любовью относится автор ко всему, о чём он пишет… Эта любовь светится и там, где он с чувством боли и сожаления повествует о людях, с которыми не соглашается. Так что, в определённом смысле можно сказать о «Хронике смутного времени», что это книга о любви…

И ещё — внутренне, душою сожалея об ушедшем, автор вынужден признать грядущее, новое.

Жасулан САДЫКОВ,

журналист.

Это большой труд… Эта умная, талантливая книга нужна людям не только сегодня, но, может, ещё в большей степени нужна будет потомкам. Продолжайте её…

Н.Ф. МАЛЬЦЕВ,

бывший директор совхоза «Бобровка»

Павлодарской области.

 

 

Судьбы героев «Хроники», их поступки характеризуют сложное и противоречивое время становления независимого Казахстана, перехода к рыночной экономике…

Т. КОНЫР,

ветеран журналистики.

г. Павлодар.

…Мне очень импонирует, когда писатель, как человек, не боится обнажиться, не боится показать сиюминутные свои слабости, свои душевные метания. От этого, мне так кажется, он лишь становится для каждого из нас, читателя, понятнее, ближе и даже чуточку роднее.

Наталья ДВОРЯНИНОВА,

газета «Регион. KZ», 12 ноября 2009 года.

г. Павлодар.

Надо отдать автору должное — он не боялся выглядеть перед читателем несведущим, не старался показать себя героем, честно описывал не только свои победы, но и срывы…

…Умело вкрапляет автор в «Хронику» лирические картинки.

…Газета, что ни говори — ещё и лобное место: чуть что не так — и голова с плеч. А редактору удавалось с честью выходить из сложных ситуаций, хотя, конечно, и не всегда.

Юрий Поминов находит в своей книге добрые слова об очень многих, искренне радуется творческим удачам коллег… Прекрасная черта человека — неравнодушного, ценящего ум и таланты, умеющего быть благодарным и прощать даже тогда, когда это, на взгляд его близких, и неуместно…

«Хроника» нужна и для подрастающего поколения — изучение истории по ней не будет скучным делом…

Я набирала тексты первых двух томов книги и пережила прошедшее так ярко, будто снова вернулась в те далёкие дни…

Ирина ВИНТЕР,

член Союза журналистов Казахстана.

 

Право на собственное мнение

Для меня «Хроника смутного времени» стала желанной настольной книгой… Часто возникает потребность вновь и вновь прочесть в ней те или иные страницы…

Совершенно прав автор, когда пишет, что, взявшись за публикацию «Записок редактора», он надеется на то, что многое из пережитого и передуманного им может быть небезынтересно и другим людям.

Когда автор высказывает своё понимание событий и отношение ко всему происходящему, я тут же вспоминаю мозаику собственной жизни, людей того времени…

Под влиянием «Записок редактора» у меня даже возникло желание написать очерк «Из истории моей жизни в смутное время», то самое, что описано Ю.Д. Поминовым в его «Хронике».

Не скрою, я разделяю не все взгляды автора и его оценки событий и деятельности людей того периода. Некоторые из них считаю сугубо субъективными. Но это же естественно! Каждый человек имеет право на собственное мнение.

В целом же считаю, что Ю.Д. Поминов проделал титаническую работу, собрав в течение многих лет такой обильный материал и воплотив его в полиграфически прекрасно оформленное многотомное издание.

Книга написана чётко, доходчиво, хорошим литературным языком, содержит ценнейшую информацию для изучения истории СССР, Казахстана, Павлодарской области в сложный период того времени.

Ю. РЕЗНИКОВ,

ветеран труда,

октябрь 2009 года.

г. Павлодар.

 

Есть ощущение эпохи

Ю.Д. Поминов — один из самых читаемых авторов в нашей «провинции». Но не он ищет читателя или рекламирует свои книги, а читатели ищут его книги. Таким читателем уже не один год остаюсь и я. Две книги «Хроники» прочитал, как говорится, залпом. Свидетелями «смутного времени» были и мы, его современники, но такого ощущения эпохи, такого мировоззрения, запечатлённого автором, мы ещё, пожалуй, не встречали. Это и есть талант художника, главная задача которого заключается в правдивом изображении жизни общества и становления в нем новых отношений между людьми.

«Хроника» заставляет каждого, кто к ней прикоснулся, острее ощутить трагическое неустройство современной жизни, глубже понять ее социальные противоречия. По моему убеждению, особое значение книги состоит в том, что она не только ставит проблемы, но и даёт ответы на многие вопросы бытия людей этого времени. Нередко мы говорим: большой писатель, хороший поэт. Для измерения литературного таланта нет точнее критерия, чем созвучность творчества современности. Подлинно талантливый писатель всегда является летописцем времени, которому он принадлежит. Я рад, что Юрий Поминов за быстрым течением дней и лет сумел увидеть век, увидеть время в целом, понять — куда оно идет.

Свыше двух десятков лет этот автор заявляет о себе книгами. Заявляет ярко, по-своему, по-поминовски. Желаю ему, чтобы он и впредь глубоко, искренно воссоздавал народившийся новый мир, героев, взявшихся за преобразование страны.

Жумат хаджи ТУЛЕБАЕВ,

член Союза журналистов Казахстана,

бывший редактор Майской районной газеты.

 

Большие «Блёстки»

Когда читал вторую книгу «Хроники смутного времени» (впрочем, это относится и к первой), у меня возникла ассоциация с промыслом «речных» жителей. Это не рыбный промысел даже, а так, попутное занятие, предопределённое самим местом обитания — вылавливание баграми из воды проплывающих мимо брёвен, чего-то ещё, могущего пригодиться в хозяйстве. Особенно богатым бывает «улов» в пору весеннего разлива рек, когда бурный поток прихватывает с берегов всё, что плохо лежит. Вот и наш хроникёр вылавливает из стремнины жизни всё более или менее интересное, значительное, любопытное, создавая из этого материала мозаичную картину своего времени. Только задача у этого запасливого мужика куда как сложнее, чем у тех, кто на берегу с баграми. Его «река» бурлит во все времена года, каждый день, 24 часа в сутки, пенясь событиями и фактами, ранее неведомыми. Успевай, вылавливай! И нельзя сделать паузу, отложить на потом — затрётся другими новостями, забудется, сгладятся впечатления. Чем и отличается летописный жанр от других видов документалистики и беллетристики — непрерывностью писательского процесса. А если к тому же вспомнить, что записки делались «в свободное от основной работы время» (и других обязанностей) автора, то нетрудно представить, результатом какого интеллектуального и физического напряжения, самодисциплины и пожертвования даётся «главная книга моей жизни» (по собственному определению Ю. Поминова).

Невольно сравниваешь оба увидевших свет тома «Хроники». Если в первом захватывает динамизм событий, интрига, я бы даже сказал «детективность» повествования (что вполне объяснимо полной драматизма сменой политико-экономических приоритетов общества), то во втором прибавилось авторских оценок описываемого. Записи стали более подробными, чаще встречаются диалоги, шире распахнута дверь в личную жизнь хроникёра. Смена власти (слава Богу, малой кровью) состоялась, жизнь постепенно входит в новое политическое русло — со страшным скрипом и шараханиями, стремительным расслоением общества на богатых и бедных. Экономика на всем постсоветском пространстве разваливается, оборачиваясь неисчислимыми бедами для всех, кто привык зарабатывать себе на жизнь собственным трудом. Едва ли не на каждой странице увесистого фолианта — цифры и факты безудержного падения, и впору за голову схватиться: да есть ли вообще дно у этой вселенской пропасти, как долго ещё может длиться народное терпение?.

Естественно, как всегда во времена исторических катаклизмов, нет недостатка в выяснении причин катастрофы и даже в поисках виновных всеобщей разрухи. И большинство авторов — с теми или иными мотивировками — называют главной причиной распад Советского Союза, а «стрелочником» — отца перестройки. Аналогичные попытки разобраться в причинах случившегося находим и в «Хронике» (в обоих томах). Автор не только цитирует авторитетов, поносящих Горбачёва, но и от себя этой критики добавляет: «…М.С.… проявил себя разрушителем, какого вряд ли знала история».

Мне уже приходилось кратко высказываться на эту тему в отзыве на первый том «Хроники». Но поскольку феномен горбачёвской перестройки продолжает (и ещё долго будет) дискутироваться, позволю изложить свое видение событий конца прошлого века. Сразу оговорюсь: не Горбачёва защитить хочу (Боже упаси от сей незавидной роли!), но попытаться внушить всем неравнодушным мысль: «берите» шире и глубже, будьте более объективными в подходах к причинам и следствиям краха Советской империи.

Начнём со ставшего уже аксиомой посыла о том, что Горбачёв «развалил» Советский Союз. Уточним: «Собравшиеся в Белоруссии (декабрь 1991-го. — Р.Ш.) президенты Ельцин, Кравчук, Шушкевич решили «распустить» Советский Союз и создать содружество славянских государств… Трудно сегодня представить себе более несчастную и униженную фигуру, чем Горбачёв…» (Ю. Поминов. «Хроника смутного времени», книга первая, стр. 743). Уже в силу занимаемой должности, М.С. был меньше, чем кто бы то ни было, заинтересован в развале Союза и отчаянно пытался спасти это государство, не понимая (или поняв, но поздно), что своими реформами он невольно тому способствовал. Джинн демократии и разрушения был выпущен из сосуда и загнать его обратно было невозможно.

А можно ли в принципе допустить иное развитие событий, если вспомнить ситуацию в СССР конца 80-х — начала 90-х годов? Представим на минуту, что вслед за Андроповым на олимп власти взошёл не Горбачёв, а кто-то иной из правившего страной Политбюро ЦК КПСС (княживший тогда ещё на Урале Ельцин не в счёт). При любом из возможных генсеков милое многим социалистическое государство, скорее всего, протянуло бы ещё сколько-то лет. Но сохраниться незыблемым оно уже не могло. Как пар из перегретого котла рвались наружу назревшие либерализация экономики, идеологические послабления, уважение прав человека по стандартам цивилизованного мира. Попытки же сохранить коммунистическую диктатуру неизменно привели бы к социальному взрыву. Даже кремлёвские ортодоксы понимали необходимость перемен, поэтому вынуждены были «пропустить вперёд» кого-то более молодого, не столько «непоколебимого», что уже само по себе было новаторством в партийной бюрократии. Так что появление на политической арене «умеренного» реформатора было предопределено. Также, впрочем, как и фиаско горбачёвской перестройки. Берусь утверждать, что неудачей закончились бы и любые другие варианты построения социализма «с человеческим лицом». Потому что политическая система большевистско-ленинского толка, в какие бы одежды она ни рядилась, и демократия несовместимы. И не только (и может быть, не столько) в личностях тех или иных политиков дело, сколько в жизнеспособности социализма. На восьмом десятке лет весь его ресурс — силовой, политический, экономический, социальный, идеологический — себя исчерпал и, по справедливому определению Н.А. Назарбаева, «начавшиеся эксперименты в экономике и политике лишь ускорили (выделено мной. — Р.Ш.) падение прогнившей системы, привели к осознанию необходимости смены общественно-политического строя и реформирования экономики» («Хроника смутного времени». Книга вторая, стр. 566). Насколько умело смена проводилась и проводится — это уже другой вопрос.

Оценка развала Союза и поиски его причин (виновных?), пожалуй, единственный момент в «Хронике», по которому я могу с автором подискутировать. В целом же труд представляет собой интереснейшую хронологию в лицах, событиях и фактах, собранную и систематизированную неравнодушным современником, участником многих описываемых событий. Это сродни поминовским же «Блёсткам», с поправкой на масштаб и темы. Если можно так сказать — большие «Блёстки»…

Автор не оставляет читателя один на один с «официозом» — нате, как хотите, так и воспринимайте. Материал, что называется, «пропущен через себя», дополнен лаконичными комментариями, оценками, а, порой, и едким сарказмом, чему, увы, действительность даёт предостаточно оснований. И делается это как бы мимоходом, с соблюдением такта и меры — так, что органически сливается с пластами времени.

В повествовании то и дело возникают эпизоды из личной жизни со всеми её радостями и горестями, раздумьями, душевными терзаниями — чувствами, рядовому читателю очень даже ведомыми. Автор не скрывает посещающих его порой «неправильных» мыслей, не боится признаться в ошибках, показаться наивным («…я до сих пор не знаю: баррель — это сколько?»). Не страдает комплексами, может по случаю «принять на грудь» (его выражение), порадоваться привалившим деньгам (что случается весьма редко), но… не приемлет новых правил игры. Набирающий силу подростково-хулиганский капитализм — не для него, хотя при его-то положении (чего уж скромничать) — стоило только захотеть…

«Захотеть» земных благ неправедным путём он не может. Моральный стержень не позволяет. Не даёт гнуться перед начальством, кого-то подставлять, плести интриги. И если при всём том Ю. Поминов долгие годы остаётся на своём беспокойном посту, то исключительно благодаря своим моральным качествам, интеллекту, трудолюбию, умению молвить в нужном месте нужное слово (слава Богу, все это ещё имеет какую-то ценность). Таким я знал Юрия Дмитриевича в годы нашей совместной работы и рад узнать таким по его книгам.

Много мыслей рождает чтение «Хроники», всего на бумаге не выразишь. Скажу ещё лишь одно. Отныне и в необозримом будущем «Записки» павлодарского редактора займут прочное место в справочной литературе. Люди, события, факты, красноречивые цифры, иллюстрирующие переходный период от социализма к рыночной экономике конца 80-х — начала 90-х годов в Павлодаре, в Казахстане, на постсоветском пространстве задокументированы и великолепно изданы. На вопросы «Что? Где? Когда?» любой интересующийся может найти ответ в поминовской «Хронике».

От всей души желаю Юрию Дмитриевичу дальнейших успехов в его благородном деле.

Р. ШТАРК.

Розенхайм, Германия.

Декабрь 2009 года.

 

Не переступив за грань

Вторую книгу Юрия Поминова «Хроника смутного времени» читал запоем, практически не отрываясь — благо отпуск позволил не спать. И, закрыв последнюю страницу, долго не мог прийти в себя — очень уж много пришлось пережить вместе с автором этой хроникальной повести. Как будто бы вновь оказался там, в начале девяностых годов прошлого бурного века.

Наверное, иначе и быть не могло, ведь и мне — в то время заместителю редактора, а затем редактору щербактинской районной газеты, и Юрию Поминову — редактору областной газеты, наверное, очень многое виделось одинаково, хотя «кочки сидения» и мера ответственности у нас были, естественно, разные. Но нас не может не объединять одно: мы каждый по-своему остро переживали и пережили те годы. Иной раз речь шла об элементарном выживании — и наших газет, и наших семей. Работая в журналистике, мы, конечно же, видели, что творится вокруг, понимали — что-то не то и не так с нами происходит. Бывшая мощная держава, доведенная до отчаянного положения, прежде всего правителями тех лет, рухнула, увлекая в водоворот последствий этого крушения не только отдельные судьбы, но и целые народы.

Кто-то сейчас эти смутные времена уже привыкает называть реформенными, хотя, откровенно говоря, какие там к черту реформы — поезд бывшей мощной державы просто без тормозов катился под откос, а машинисты, вместо того, чтобы хоть как-то пытаться остановить это роковое скольжение в никуда, — лишь подбрасывали уголька в топку локомотива. Тем более что и сами часто не ведали — куда, собственно, едут.

Ломались судьбы, рушились идеалы, покидали родной кров здесь, в Казахстане, немцы и русские, украинцы и белорусы, да мало ли кто ещё… Разваливались промышленность и сельское хозяйство, на постсоветском пространстве (сам Поминов признается, что страшно не любит это выражение) возникали кровавые межнациональные конфликты, которые кое-где тлеют до сих пор. Более или менее сносный уровень жизни и относительная общественная стабильность сменились чуть ли не поголовным обнищанием и бездумными, порой доходящими до абсурда, действиями сильных мира сего. Автор книги часто называет политику тех лет театром абсурда, и с ним трудно не согласиться

На мой взгляд, вторая книга оказалась намного сильнее первой, прежде всего своим философским наполнением, личностным восприятием происходящих событий. Хотя избранный автором жанр хроники и потребовал определенного логического построения произведения. Это именно хроника — изложение событий в их временной последовательности, мозаика личных впечатлений: соотнесение глобальных событий с местными, общественно-политических — с житейскими мелочами. Автор сам говорит об избранном жанре так: «…Это должен быть своего рода симбиоз хроники и репортажа, картинки жизни, её калейдоскоп, иногда — моё отношение к происходящему. Но только — иногда. Я не главный герой, а лишь свидетель, хотя и небеспристрастный…» И здесь он явно скромничает — именно эмоциональные оценки увиденного и происходящего, постоянный поиск ответов там, где их иногда в принципе быть не может, частые попытки найти корень решения многих проблем в себе, вопросы самому себе, остающиеся без ответа — всё это — звенящий нерв повести. Перед нами предстает не просто человек, редактор областной газеты, журналист и семьянин — перед нами мятущаяся душа, которую Юрий Поминов не стесняется обнажать не только перед собой, но и перед читателями. Он свою душу не жалеет, иногда рвет на части, оставляя на ней плохо излечимые раны. Но он их и не лечит, более того — зачастую подсыпает на эти раны еще больше соли. И это не самокопание, это, скорее, попытки ответить на извечные вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?».

И в самом деле, до чего должна была довести всех нас жизнь, чтобы даже редактор областной газеты, отнюдь не самый малообеспеченный человек, написал такие строки: «Думал недавно: уже третье поколение нашей (да и не только нашей) семьи попадает в разлом истории. Бабушкино время — революция, гражданская война, коллективизация — со всеми их трагическими последствиями; отцовское и материно — война, изломавшая первому психику, а вторую лишившая юности, не давшая выучиться, выстроить более благополучную жизнь… И мы попали в очередной разлом — на этот раз между социализмом и капитализмом… И я в эту новую жизнь пока что никак не вписываюсь, испытываю постоянное ощущение дискомфорта, потери жизненных ориентиров, устойчивой системы координат… Всего того, без чего жить очень трудно. И дело даже не в нашей сегодняшней бедности (мы зарабатываем лишь на пропитание да на самое необходимое из вещей), а в том, что утрачивается чувство некоей жизненной перспективы, желание что-то предпринимать (что ни делай — изменить ничего не удаётся…). Происходит глобальный раздел собственности, имущественное расслоение, при котором десятки и сотни чудовищно обогащаются, а миллионы нищают… Что детям оставлю? Честное имя? Но кому оно сегодня нужно, это честное имя?»

Я неслучайно привел столь длинную цитату — посмотрите, как точно и, я бы даже сказал, пронзительно, отражена суть происходящего. Признаюсь, меня в те времена тоже мучили именно такие мысли. И вспоминаю, как я, редактор газеты, окончивший два вуза, супруга — тоже имеющая за плечами два высших образования — выживали в те времена. Завели двух коров, выращивали молодняк скота на мясо, трех-четырех кабанчиков, садили картошку на 30-40 сотках, чтобы и на прокорм было, и на продажу осталось. Не знаю, что бы с нами было, если бы не хозяйство, на которое приходилось гнуть хребет во внерабочее время. Это вместо отдыха. И так жило подавляющее большинство.

Книга, действительно выдержанная в жесткой хроникальной канве, дает четкое представление о том, как мы падали в пропасть — всё глубже и глубже. Читатель здесь найдет заметки о том, как развивались события не только в Казахстане, но и в России, на Украине, в других республиках бывшего СССР, в одночасье ставших независимыми. Яростные оппозиционеры, рвавшиеся к власти, получив её, оказались элементарно неспособными управлять.

Довольно много места отводится тому, как развивались события в России. И это, конечно же, неслучайно. Хорошо помню, как все мы по вечерам — будто пьесу в театре абсурда — смотрели на телеэкранах, что творится в России. Просто потому, что происходящее в России так или иначе обязательно отражалось и на нас. Апофеозом этого спектакля стал расстрел парламента из танковых орудий в октябре 1993 года. Когда русские стреляли в русских.

Глобальные политические события автор умело соотносит с тем, что происходит в павлодарском Прииртышье, прежде всего через отрывки из газетных публикаций тех лет. Перед нами череда имен и событий, жизненных перипетий и откровений. Меня поначалу даже раздражало, что автор очень часто приводит цены тех лет на основные продукты питания. И обязательно сравнивает их с собственной зарплатой. Потом понял — так лучше, понятнее тем, кто не жил в то время, разобраться в сути происходящего. В самом деле, скажите сегодняшнему студенту ПГУ — может ли он представить инфляцию в полторы тысячи процентов за год? Не сможет. Потому что не пережил.

Ю. Поминов, на мой взгляд, умышленно рассказывает о том, что происходит в его семье. Не стесняясь даже «горячих» мест. Почему? А это тоже неотъемлемая часть хроники. Внутренний мир, житейские проблемы любого исторического периода лучше всего действительно показать на примере конкретной семьи. И Поминов не побоялся выбрать свою, обнажая перед читателем не только мятущуюся душу, но и то, что происходило в семье. Это очень удачный замысел, хотя, наверное, это не задумывалось как литературный ход, а получилось само собой.

А вот к чему можно отнести сны автора, причем пересказывает он их именно в тех местах повествования, когда ему и его семье приходилось хуже всего — и физически, и духовно. Тут, наверное, каждый должен определить сам для себя — что это? Или плавный переход к следующему этапу хроники, или усиление сказанного ранее.

Разумеется, говоря о событиях тех лет, Поминов — и как журналист, и как человек — не мог не рассказать о том, как разрушалось промышленное и сельскохозяйственное производство в нашей области. И если с крупными промышленными и энергетическими предприятиями всё было ясно — они рано или поздно всё равно окажутся востребованными, то насилие над селом, планомерное доведение его до почти полного уничтожения крупных хозяйств автор осмысливает неоднократно. И даже восклицает на одной из страниц: «Неужели же тем, кто принимает решения, недостает не ума даже, а элементарного здравого смысла, чтобы понять: крестьянские хозяйства никогда не заменят высокомеханизированного крупного товарного сельскохозяйственного производства». И тем не менее большинство крупных хозяйств области, как мы помним, были доведены до банкротства. И не потому, что были нерентабельны — это сказка для дилетантов. А потому, что их целенаправленно довели до разорения — ценовой, налоговой и банковской политикой.

Самое главное, что удалось во второй книге Поминову — это, на мой взгляд, талантливое сдерживание самого себя. Ведь говоря об этом сложнейшем историческом периоде, трудно было удержаться от сползания к безудержной критике всего, что было в то время, даже через подбор хроникальной информации. Стояла сложнейшая задача: выдержать ту тончайшую грань, за которой хроникальная повесть превратилась бы в вал патетического отрицания произошедшего — благо фактуры для этого достаточно. Поминову дано почувствовать эту грань, за которую он не перешагнул. Поэтому даже хроникальная повесть о «смутном времени» получилась по-человечески доброй и в то же время надрывно откровенной.

Владимир ГЕГЕР,

член Союза журналистов Казахстана.

 

 

Я каждый день бессмертным сделать бы желал…

М.Ю. Лермонтов.

 

Разберемся во всем, что видели,

Что случилось, что сталось в стране,

И простим где нас горько обидели

По чужой и по нашей вине.

Сергей Есенин.

 

Записывайте жизнь, записывайте,

иначе она утечёт и забудется!

Лидия Чуковская.

 

Вот все эти бумаги, кусочки жизни, рассказы, воспоминания — из них сложится обо мне такой неточный, неверный, отличный от меня образ…

Франсуа Мориак.

 

Империи рушатся, создаются, а люди заняты своими делами — не столь значительными в масштабах Вселенной, но самыми важными для них в этот момент.

Карен Шахназаров, кинорежиссёр.

 

В моей жизни прошу никого не винить.

Княгиня Зинаида Шаховская.

 

1995 год

5 января

В Москве состоялся второй Конгресс народов бывшего СССР. Была на нём и делегация из Павлодара. Приняли «Основные положения воссоздания союзного государства». Если бы можно было повернуть историю вспять…

Погода опять чудит. Позавчера было так тепло, что начал таять снег. Навели справки в метеослужбе — плюс два градуса. Нечто подобное было в 1940 году, когда температура в январе поднималась до полутора градусов тепла.

Публикуем материал к юбилею М.К. Каирбаева — бывшего председателя облисполкома. Когда закончилась Великая Отечественная война, ему было всего двадцать лет. Первую награду — медаль «За отвагу» получил в 18 лет. В 19 стал Героем Советского Союза. Помимо других фронтовых наград, он награждён и редчайшей наградой — орденом Александра Невского.

Прожил достойную жизнь, его помнят и уважают люди.

Мы практически не были знакомы, а год назад столкнулись в профилактории «Строитель», где он также отдыхал. Я поздоровался… И он вдруг говорит: «Знаю, что вас выдвинули кандидатом в депутаты Верховного Совета… Желаю победы!».

7 января

Наша Кульпаш Конырова съездила с павлодарскими «челноками» в китайский город Чугучак, где они закупают товары для продажи. Материал свой назвала «Купцы поневоле» — в том смысле, что не от хорошей жизни эти люди, главным образом женщины, взялись за далеко не простое дело… Они и покупатели, и грузчики, и экспедиторы, и продавцы… И сколько же их подстерегает невзгод и лишений на этом тернистом пути. Мы же, все остальные, всё ещё смотрим на них с некоторым предубеждением.

8 января

Отгулял первую неделю в отпуске — в профилактории «Строитель». Ночую тоже там, за исключением выходных. Днём принимаю необременительные процедуры, а большей частью пишу. Добиваю заказную книгу и уже не верю, что когда-нибудь закончу её. Получится «труд» примерно в десять печатных листов.

Пишу и совесть гложет: надо браться за «Хронику», а я деньги зарабатываю… Впрочем, надеюсь ещё с десяток «Блёсток» накропать.

Выпустили на эту субботу номер с вкладышем и собираемся сделать это нормой, чтобы у людей было разнообразное чтение на субботу. В продажу номер отдаём дороже — по шесть тенге. Расторопные частники продают его поштучно уже за десять тенге, а почта запаздывает: сам прошёл по киоскам и убедился — наш «новый блин» появился в них только после обеда.

О состоянии нервов в нашем семействе. Принесли свежую «ЗП». Ольга взглянула на свой репортаж в ней, отшвырнула газету и заплакала. Оказалось, из текста выбросили два абзаца, дорогие ей. Еле успокоил…

Новое время — новые песни… Мы с братом Шуркой ругались в детстве, обзывая друг друга. Я был «хурсиком» (что это слово означает, не знал никто — прозвище наша соседка, подруга матери, тётя Вера Шарубина придумала; насколько теперь понимаю, имелось в виду нечто писклявое, вертлявое, притом себе на уме и т.д.). Шурка был «дутиком» — тут всё более-менее ясно: мог обидеться по поводу и без него. Я в его устах был ещё «спирькой» (от слова сепаратист, часто звучавшего по радио), «мобутовцем» (производное от фамилии малопривлекательного лидера одной из африканских стран). Он — кем-то ещё и т.д.

Наши Данька и Димка, желая уязвить младшего Пашку, говорят: «Уйди, ты любишь мамбу!» Виной тому навязчивая реклама жевательной конфеты: «Папа любит мамбу, мама любит мамбу» и т.д. Пашка эту самую «мамбу» в глаза не видел и всякий раз бросается на старших, доставляя им тем самым немалое удовольствие.

10 января

В область приезжал Н.А. Назарбаев. Наша Людмила Ермолина попросила его прокомментировать недавний переход Павлодарского алюминиевого завода под управление английской фирмы. Завод никому не отдан, отвечал Н.А., а действительно передан под управление сроком на пять лет. Компания погасит все долги завода (в том числе бюджету — около 400 миллионов тенге), внесёт необходимые для нормальной работы предприятия оборотные средства (20 миллионов долларов), сохранит все рабочие места… Наверное, всё это так, но никто уже и не вспоминает, почему стабильно работавший завод, продукция которого пользуется устойчивым спросом на рынке, оказался в такой ситуации.

Ещё президент сказал, что рассчитывает на пуск третьего энергоблока Экибастузской ГРЭС-2 уже в этом году, и вообще был в хорошем расположении духа… Подводя итоги визита, Н.А. сказал, что настроение у него поднялось от всего увиденного в Павлодаре, где налицо результаты труда многих инициативных, предприимчивых людей.

12 января

В области назревает забастовка учителей. Большинство из них в буквальном смысле нищенствует: общий долг по зарплате им приближается к 80 миллионам тенге. На собрании представителей педагогических коллективов постановили — «переходить к более решительным мерам». Разосланы письма-предупреждения во все инстанции. Вопрос о всеобщей забастовке решит областная учительская конференция.

Из опубликованного сегодня материала главного инженера Иртышского райсельхозуправления А. Вибе: «За последние пять лет не приобретено ни одного трактора К-700, хотя именно «Кировцы» многие годы оставались главной силой на поле. Сейчас из 430 К-700 почти половина «на приколе»… Ремонт застопорился из-за полного отсутствия запасных частей… Нам готовы помочь соседи-омичи, но нам нечем с ними рассчитываться… Весна не за горами, а мы, скорее всего, не сможем встретить её в техническом вооружении…»

В таком же положении и другие районы. Но Иртышский — особый, он производит до сорока процентов продовольственного зерна в области.

Мой материал о строительстве железнодорожного моста в Павлодаре вызвал немало откликов самого разного рода. И от тех, кто когда-то его строил, и от потомков мостостроителей… И почти все, кто написал или позвонил, просили вернуться к истории строительства, рассказать о том, когда и как оно было закончено.

Эту историю я восстановил уже по «Большевистскому пути» (так тогда называлась «Звезда Прииртышья»).

Мост был сдан в эксплуатацию в июне 1949 года. С этого времени станция Павлодар переставала быть тупиковой.

Обращает на себя внимание стиль публикаций, приуроченных к знаменательному событию.

«Это — ключ к кладовой несметных богатств Прииртышья… Это — важнейший форпост Южно-Сибирской магистрали… Это величественный памятник могуществу и воле советских людей, преобразующих облик природы по сталинским предначертаниям…»

Тем временем ускоренными темпами строилась и железная дорога Акмолинск-Павлодар — с двух сторон сразу… И вскоре началось регулярное движение поездов по новой железнодорожной линии.

Потом была Целина с её большими делами, вызвавшая к жизни сооружение автомобильного моста через Иртыш в районе Павлодара. Он был сдан в эксплуатацию 29 октября 1962 года. Кстати, как и железнодорожный, — на год раньше намеченного срока…

Скандальная история в Павлодаре… Некто Вербицкий, представлявшийся директором специализированной фирмы, набирал в нашем городе желающих подзаработать в Израиле. Для того, чтобы попасть туда, на первом этапе требовалось всего ничего — триста долларов… Собрав с доверчивых павлодарцев «первый урожай», Вербицкий исчез, а в милицию обращаются всё новые и новые пострадавшие.

У нас в области есть своя чемпионка мира. Это Алия Мейрамгалиева — мастер спорта международного класса по самбо. Тренирует её отец Жумабек. Алия в свои 18 лет выиграла чемпионат мира, состоявшийся в октябре прошлого года в Югославии. Надо будет написать о ней.

14 января

Бастуют шахтёры и шахтостроители Экибастуза. Им только зарплаты задолжали на 850 миллионов рублей.

Прочитал в нашей газете, что мы, люди, оказывается, обязаны своим появлением огромному метеориту, врезавшемуся в Землю 65 миллионов лет назад. Мексиканский залив и есть след этого метеорита. Динозавры не пережили последствий этого удара и вымерли, зато появились млекопитающие и — в итоге — человек… Может, это и так, но мне весь этот процесс представить сложно…

Только за прошлый год в Павлодаре получили водительские права более пяти тысяч женщин. Всё больше их имеют в личном пользовании автомашины, в том числе и престижные — «Волги», иномарки… И, кстати, они гораздо реже мужчин нарушают правила дорожного движения.

15 января

Старый Новый год отмечали с Ольгой у Шевченок. Само собой, «надегустировались» с Сергеем Павловичем. Женщины предпочитали его многочисленные вина собственного приготовления и тягучий ликёр на кедровых орехах. А мы налегали на «бурьяновку» — крепчайшую самогонку на травах. Чудо как хороша!

Перечитал в профилактории «Записки об отце» и порадовался: неплохо написано и даёт хорошее представление об отце…

А через несколько дней добрые слова об этой вещи мне сказал Н.Г. Шафер, прочитавший очерк в «Ниве». Когда я сказал Науму Григорьевичу, что не собирался его печатать, поэтому и подзаголовок дал — «для семейного чтения», он взялся меня разубеждать: «Я сейчас как раз читаю Аксакова и ясно вижу, что очень многие наши беды — от распада семьи, кризиса семейных отношений… В этом смысле эта ваша вещь не только художественно полноценная, но и очень нужная, своевременная…»

Наум Григорьевич собирается разработать специальный курс у себя в институте на кафедре русского языка и литературы — по творчеству местных авторов. Поражаюсь широте его интересов.

Данька — в трансе. Сдал два экзамена в институте — и оба на тройки. Комплексует… Судя по всему, учёба у него не только идёт туго, но и вообще не слишком его вдохновляет. Проводил воспитательную беседу: не ругал, скорее, успокаивал. Не уверен, что поможет.

17 января

При акционерном обществе «Иртыш» (бывший мясокомбинат) создана акционерная компания, которая финансирует проект по созданию в Павлодаре завода медицинских препаратов. Оказывается, и раньше, в бытность Союза, на мясокомбинате собирали так называемое эндокринное сырьё из туш забитых животных, которое отправлялось на фармацевтические предприятия СССР. А там из него производили лекарства. И вот теперь решили изготавливать их на месте — лидазу, стекловидное тело, гематоген — всего восемь видов с перспективой расширения — и по объёмам, и по номенклатуре, до десятков наименований.

Технологию поставила военно-медицинская академия Санкт-Петербурга, оборудование уже заказано — в странах СНГ и Германии, строится производственный корпус.

Обо всём этом председатель правления АО «Иртыш» З.М. Нурмуханова рассказала в интервью нашей газете.

19 января

Бастующие шахтёры Караганды и Экибастуза после встречи с премьер-министром А.М. Кажегельдиным добились правительственного постановления о стабилизации работы отрасли и возобновляют работу. Хотя экибастузцы бастовали лишь частично, потому что, оставив без топлива некоторые предприятия, они могли парализовать работу целых отраслей и заморозить целые города. Теперь восстановлен нормальный ритм работы.

21 января

Отличный материал Людмилы Гришиной по запискам её давно умершего дяди. Он их писал на склоне лет и никому не показывал. К Людмиле они попали после его смерти и не один год пролежали, пока она, наконец, не взялась их разбирать…

Поразительный человеческий документ. В нём — отражение всего нашего кровавого и трагического века. И очень хорошо, что Гришина взялась довести его до газетной страницы.

23 января

В Чечне — война. Больше месяца российская армия ведёт кровопролитные бои за Грозный. (Берлин, кстати, был взят войсками Красной Армии за шесть суток). И вот, наконец, произошло «знаменательное» событие: ТВ демонстрирует полуразрушенное здание то ли дома правительства, то ли президентского дворца с водружённым над ним российским триколором.

Чем не поверженный рейхстаг? Если не иметь при этом в виду, что война идёт на собственной территории…

Никто не знает, сколько при этом погибло несчастных, совершенно не готовых к такой войне солдат-срочников.

В российских газетах — беспрецедентно-беспощадная критика Ельцина, силовых министров — всей российской верхушки, заварившей эту кровавую «кашу». В ответ российский министр обороны П. Грачёв назвал в своём телевизионном интервью правозащитника С. Ковалёва врагом народа и России, а депутата-демократа С. Юшенкова — попросту гадёнышем.

Это к вопросу о нравах, царящих в среде российской политической элиты.

В «Комсомолке» статья Костикова, пресс-секретаря Ельцина. Пишет о перевёрнутом российском сознании, информационном терроре… Мол, американцы не нагнетали истерии, когда армия США наносила удары по Ираку или жестоко подавляла беспорядки, устроенные «чёрными» в Сан-Франциско… И дальше: ну свалим и мы Ельцина или, наоборот, подтолкнём к его ещё более жёстким шагам, а дальше-то что?

Лукавая логика, где грешное перемешано с праведным, и всё поставлено с ног на голову… Разве раньше не видели, что тот же Б.Н. Ельцин может быть неадекватен и непредсказуем… И разве не те же представители демократической интеллигенции призывали Б.Н. в октябре 1993 года «раздавить гадину»? Только тогда «гадиной» был мятежный Верховный Совет, а теперь кто «гадина» — Дудаев и иже с ним, кого породило в его новой ипостаси всё то же окружение Ельцина? А самое главное — что дальше, после всемирного позора, завершившегося взятием Грозного? Ведь война на этом не закончится. И сколько ещё будет брошено российских мальчишек в эту бессмысленную и беспощадную кровавую мясорубку?

Кстати, у нас в Павлодаре тоже прошёл митинг протеста против войны в Чечне, на котором были, кроме чеченцев, национал-патриотический «Азат», интернациональный Народный Конгресс Казахстана, Лига женщин-мусульманок, экологический ЭКОМ, Социалистическая партия и т.д. и т.п. Главный лозунг — прекратить войну. Но у неё ведь своя собственная логика развития, да и не слушает война митингов…

24 января

Областная администрация одобрила сотрудничество предприятий Экибастуза и хозяйств Успенского района, установивших прямые хозяйственные и другие связи. Это сотрудничество родилось по инициативе акимов Экибастуза Р.Ш. Жуматаева и Успенского района В.Д. Глазырина, и теперь его рекомендовано распространить по всей области.

В критическом состоянии Беловодский групповой водовод, который начинается в нашем Иртышском районе, проходит дальше по Русско-Полянскому району Омской области и по трём районам Кокчетавской области. Эта своеобразная «река жизни» поит иртышской водой десятки населённых пунктов и находится, попросту говоря, на последнем издыхании. Причины всё те же: потребители за воду не платят (откуда у нынешних хозяйств деньги?), тысячи километров водной трассы ветшают, вовремя не ремонтируются… Раньше водопровод финансировался из союзного бюджета, потом — из республиканского, теперь не финансируется никем…

Наш иртышский собкор Г. Жаманбалинов прислал заметку об отчаянном положении здешних «водников, готовых перекрыть кран», и мы её печатаем… Но сколько их уже было, подобных заметок по самым разным поводам, и всё без толку.

Парламент Эстонии принял новый закон о гражданстве, по которому, чтобы стать гражданином этой страны, надо пять лет прожить в ней на основании постоянного вида на жительство. А этот «постоянный вид» можно получить лишь по прошествии пяти лет проживания на основании временного вида. Затем ещё год уйдёт на сложную процедуру оформления гражданства. Таким образом, «натурализация» займёт не меньше десяти-одиннадцати лет. При всём при этом Эстония позиционирует себя цивилизованной европейской страной.

Сегодня у меня спросили: «Вы в каждом номере даёте рекламу из одного предложения: «Поцелуй негра» — это изумление». И больше никаких пояснений. О чём вообще речь идёт?

Позвал наших рекламщиков. Говорят: в этом-то вся изюминка, что непонятно. А вообще-то речь идёт о конфетах.

26 января

Оказывается, наша обладминистрация преуспела в решении ряда сложных проблем. Это я цитирую «казтаговскую» заметку в «ЗП», повествующую об отчёте нашего главы Д.К. Ахметова на президиуме Кабинета министров. Речь шла о выполнении в регионе плана действий правительства по углублению реформ и стабилизации экономики в 1994-1995 годах. Вот что, например, ставится областной администрации в заслугу: «…Несколько стабилизировался процесс падения промышленного производства (каков, однако, стиль! — Ю.П.). Наблюдается снижение общего уровня инфляции… Обладминистрация активно также ведёт работу по диверсификации… Получают развитие новые производства…». В заслугу власти поставлено также создание ассоциации «Павлодарский промышленно-финансовый альянс».

Президиум правительства признал работу нашей обладминистрации удовлетворительной, что по нынешним временам большая редкость. Не думаю, однако, что сдержанный оптимизм правительства разделят жители области. Ну так ведь большое видится на расстоянии.

27 января

Догуливаю последние отпускные денёчки. Написал очередную порцию «блёсток» — около печатного листа. Собираюсь отдать в «Ниву». Написал ещё вещь — непонятно какого жанра — «Как я в депутаты ходил». Перечитал после перепечатки — и не понравилось: как-то всё вяло, пресно… Решил — пусть отлежится…

Был на выставке художника Виктора Поликарпова и вечере поэзии Василия Лукова (в миру — Борис Исаев).

Поликарпов — художник настоящий, со своим видением мира, собственным творческим почерком. Мне кажется, современники его недооценивают, между тем его картинам уготована долгая жизнь, особенно графике.

Что же до поэзии В. Лукова — Б. Исаева, то тут я остаюсь при своём мнении: человек он, бесспорно, не бесталанный, с гражданским и творческим темпераментом и собственной позицией, но стихи его неравноценны. С великолепными образами и готовыми афоризмами соседствуют банальности, идеологические пристрастия часто довлеют над поэзией как таковой — иные строки как будто из передовой «Правды» советской поры.

Тем не менее Борис Васильевич интересен мне и своей поэтической ипостасью, и я, продолжая критиковать его (хотя и не столь пылко и беспощадно, как прежде), помогаю ему готовить к изданию первую книгу стихов. В.Р. Гундарев согласился её редактировать и написать к ней предисловие.

Н.А. Назарбаев и Б.Н. Ельцин подписали целый ворох соглашений (что-то около пятнадцати), призванных облегчить жизнь людям в обоих государствах и все формы сотрудничества. Чуть ли не ликвидируются таможни, вводится упрощённая процедура получения гражданства россиянами и казахстанцами, переезжающими жить туда или сюда, и т.д. и т.п. Всё это замечательно, вопрос лишь в том, будут ли все эти соглашения работать?

Выписал из павлодарской «независимой» газеты «Местное время» объявления «про это», которые в высшей степени ярко характеризуют нравы нашей новой эпохи.

«Увезу с собой в Германию очаровательного доктора. Я недурна собой, сексуальна, 35 лет. Требование к супругу одно — любовь к моим детям».

«Обаятельная, строптивая Львица с широким кулинарно-сексуальным кругозором ищет неординарного укротителя без сквозняков в душе, голове и кармане».

«Русская, спокойная, заботливая, темпераментная Любовь предлагает откликнуться для интимных встреч мужчине в возрасте 40-50 лет. Со мной не соскучишься…».

«1961 года рождения, славянка, хочет друга-мужчину, похожего на Никиту Михалкова или Дмитрия Харатьяна, для создания совместного сексфильма «В вечерних сумерках».

«Скорпион, Тигр — женщина 57 лет приглашает к редкому совместному времяпрепровождению мужчину-славянина 55-60 лет».

«Хочу воплощения своих сексуальных фантазий с обаятельной женщиной на её территории. Жутко заводной. Не разочарую. Костя. 25 лет».

«Ты молода, красива и безнравственна. Я — тоже. Жду встречи».

И, наконец: «Он ищет его. Хотел бы познакомиться с мужчиной до 40 лет для занятия сексом».

А это уже из «независимой» «Павлодарской газеты»: «Молодая семейная пара ищет чистоплотную обаятельную женщину для приятного времяпрепровождения. Анонимность гарантируется. Оплата — по договоренности».

Так что мы, павлодарцы, тоже не лыком шиты. И да здравствует сексуальная революция! Куда там нашей Зое Алексеевне с её трогательно-целомудренными строками в странице «Мир семьи» про то, как «одно одиночество надеется на встречу с другим»…

И ещё: потомки будут теряться в догадках, пытаясь постичь нас, сегодняшних: действительно ли им столько недоставало в их каждодневном быту (денег, продуктов, товаров первой необходимости), если газеты пестрят объявлениями такого типа? Может, наоборот, с жиру бесились?

В размышлениях обо всём этом написал «блёстку»: «У нашей газеты такое разделение труда с независимыми изданиями: они печатают объявления «с клубничкой», а мы — соболезнования и некрологи. Роднит же нас то, что и мы, и они зарабатываем на этих специфических услугах деньги».

28 января

В профилактории пообщался с Николаем Максимовичем Савенко — интереснейшим человеком, который мне много чего порассказал — об истории своей семьи, о себе самом… Решил опубликовать часть его рассказа в газете — об урожайном 1958 годе на Целине, ставшем и её триумфом, и её трагедией. Тот урожай был как стихийное бедствие. С одной стороны, понятная радость — дождались, наконец, большого хлеба, с другой — полнейшая неготовность принять этот хлеб и переработать.

Н.М. Савенко тогда работал директором совхоза «Суворовский» — одного из самых крупных в области. И один этот совхоз при средней урожайности в 14 с лишним центнеров с гектара (а на отдельных участках собирали до 40 центнеров) дал почти сорок тысяч тонн зерна. Хороший урожай был и в соседних хозяйствах. Иртышский элеватор и Беловодский хлебоприёмный пункт быстро затарились зерном. Им же были завалены все тока в совхозах. Не могли его отправлять в больших объёмах и по железной дороге — она тоже оказалась не готова к таким перевозкам. И тогда приняли, наверное, единственное на тот момент правильное решение: готовить в поле земляные площадки для временного хранения и валить зерно на них. В «Суворовском» на таких площадках оказалось примерно 20 тысяч тонн хлеба. Где-то подобные площадки устраивали прямо вдоль дорог.

А дальше была афера: весь этот хлеб, лежавший на площадках временного хранения, посчитали сданным государству. И отрапортовали в Алма-Ату и Москву: есть 155 миллионов пудов (без малого миллион тонн) павлодарского хлеба в закромах Родины.

Область за выдающиеся заслуги в освоении целины и получение невиданного урожая была награждена, наряду с рядом других областей Казахстана, орденом Ленина. И только к весне стало ясно, что объявленного на весь Союз павлодарского каравая как бы нет — во всяком случае, значительной его части. Когда весь хлеб, который удалось сохранить на временных площадках, был доставлен на хлебоприёмные предприятия, оказалось, что недостаёт примерно пятой его части, которая за зиму сгнила…

Начались поиски крайних, хотя, по большому счёту, ответственность за случившееся с местными властями должны были разделить и республиканские, и союзные, ведь это насаждаемая сверху политика штурма и натиска привела к тому, что выращенный урожай оказалось некуда девать… Были исключены из партии первые секретари обкома и Иртышского райкома партии, другие руководители, некоторые даже осуждены… Н.М. Савенко, к счастью, миновала чаша сия.

И, словно в назидание людям, никогда больше в истории области подобного урожая не случалось…

Любопытная информация в сегодняшнем номере: больше всего за прошлый год подорожали хозяйственно-бытовые товары: стиральный порошок — в 56 раз, мыло — в 49, нитки — в 40, спички — в 36 раз.

Ещё из нашей газеты (подборка мировых новостей): 90 процентов из более чем полумиллиона евреев, эмигрировавших из бывшего СССР в Израиль, чувствуют себя неустроенными. А три четверти из прибывших туда в последнее время не рекомендуют родным и знакомым следовать за ними…

С одной стороны всё понятно: никто никого нигде не ждёт с распростёртыми объятиями, ведь не резиновые те же Израиль или Германия… Но с другой — куда деваться обездоленным людям, которые чувствуют себя чужими в суверенных республиках бывшего Союза?

С 1992 года каждый казахстанец может при желании поменять национальность. Как сообщили «ЗП» в ЗАГСе, чаще всего теперь хотят быть немцами.

Абсурды нашего времени… В музей имени Павла Васильева поступил чек на 100 долларов из Нью-Йорка от друга юности Павла — Доната Мечика (кстати, отца знаменитого писателя Сергея Довлатова). И оказалось, что воспользоваться этими деньгами пока что невозможно: подобные чеки нашими банками не оплачиваются…

31 января

Хороший материал Ольги Воронько — рассказ о том, с чем приходится сталкиваться нашим «челнокам», гоняющим подержанные машины из Германии… Бандиты в Польше, Белоруссии (русские), России, поборы на границах и таможнях, беспредел «гаишников»… Приезжают они домой, ободранные как липки, зарекаются: больше — ни ногой… Потом отходят от пережитого и снова отправляются в путь…

2 февраля

«Евразийский союз становится реальностью», — заявил в Москве премьер-министр Казахстана А.М. Кажегельдин. Пока это тройственный Таможенный союз, заключённый между Россией, Казахстаном и Беларусью, к которому могут присоединиться и другие страны СНГ. Теперь предстоит унифицировать законодательства участниц нового Союза.

Наш павлодарский трактор стоит 580 тысяч тенге, или девять тысяч долларов. И спрос на него есть — заявки на 7,5 тысячи штук… Но теперь уже завод не может выполнить эти заявки: в январе вместо плановых 700 собрано 360 тракторов, большинство которых уйдёт в счет прежних долгов, и денег на комплектующие для новых машин опять не останется.

Похоже, и правительство уже махнуло рукой на бывший «флагман союзного машиностроения»: высшие должностные лица республики, раньше начинавшие свои визиты в Павлодар с этого завода, теперь объезжают его стороной.

Практически узаконено платное высшее образование. В медицинских и педагогических вузах разрешено принимать «на договорной основе», с полным возмещением затрат на обучение до 10 процентов абитуриентов, а в университетах, технических и сельскохозяйственных вузах — до 30 процентов. Сколько же будет стоить это самое обучение на договорной основе?

Двадцать дней работает «в режиме циркуляции» (то есть не выпуская продукции) наш нефтеперерабатывающий завод. Ему нечем платить за сырую нефть. Это очередное значительное достижение наших чиновников-рыночников, которые своими манипуляциями с продукцией предприятия довели его до подобного состояния. Между тем наш завод — один из самых конкурентоспособных во всём СНГ — ещё в пору Союза на нём была достигнута самая глубокая в СССР переработка нефти.

Ольга Воронько нашла в Качирском районе фронтовика Степана Павловича Лямзина, прошедшего 15 фашистских концлагерей и оставшегося живым. Он ещё и Берлин брал. Даже сегодня, читая строки его бесхитростного рассказа, содрогаешься…

Помню, отец, у которого я спросил: чего он больше всего боялся на

войне? — ответил: «Попасть в плен».

4 февраля

Отличный материал Ольги Григорьевой — отклик на войну в Чечне. Она пишет о своей школьной подруге Лейле, у которой отец был чеченец, а мать азербайджанка. Ольга пишет о том, что отец Лейлы всегда рвался на родину и увёз туда семью — как только это стало возможным. В их доме, где не раз бывала и Ольга, царил культ литературы, музыки, театра… Отец Лейлы был образованным человеком — инженером, а сама она мечтала о театральном институте. Они с Ольгой переписывались, но потом письма из Чечни перестали приходить… Её старший сын, пишет Ольга, на год старше нашего Даньки, и, живи мы в России, наши сыновья могли бы стрелять друг в друга…

Материал публикуем под рубрикой «Личное». Тем выше ему цена.

Поистине «похоронным» стал прошлый год для Ермаковского завода ферросплавов. Некогда одно из самых благополучных предприятий отрасли, потеснившее на мировом рынке американские ферросплавы, из-за вакханалии с ценами превратилось в убыточное и балансирует на грани остановки. Оказался бессилен даже многомудрый Семён Аронович Донской, в своё время творивший здесь чудеса. Сегодняшний выход из положения он видит в создании промышленно-финансового альянса, способного взаимоувязать труд шахтёров, энергетиков, поставщиков сырья, металлургов, железнодорожников. Но опять же нужна активная поддержка правительства.

7 февраля

Заместитель председателя российского Совета Федерации Р. Абдулатипов «отчитывался» перед Парламентской Ассамблеей Европы: «В Чечне федеральные власти воюют не с чеченским народом, а с диктаторским режимом Дудаева. Однако непрофессиональные действия привели к тому, что он превратился в глазах некоторых чуть ли не в национального героя».

А сам Дудаев дал интервью кувейтскому журналу: «Падение Грозного будет означать не конец, а начало настоящей суровой и жестокой войны с Россией, которая истощит силы российской армии…»

Публикуем отчёт с республиканского совещания с участием глав областных и городских администраций, промышленников, предпринимателей, учёных, парламентариев. О его содержании можно судить по заголовку: «Цель концепции новой промышленной политики — остановить спад производства, обеспечить экономический рост…»

Большая, в полполосы, статья руководителя завода специнструментов и технологической оснастки (подразделение бывшего тракторного завода, теперь поделённого на самостоятельные структуры) О. Гортэ. Пишет об истории создания этого уникального производства, о том, как создавался рабочий коллектив, большинство которого — инструментальщики высочайшей квалификации. Такой коллектив формируется даже не годами, а десятилетиями. И сегодня, когда тракторный завод на грани умирания (спад производства здесь уже перевалил за 80 процентов), у инструментальщиков он в десять раз меньше. В то же время партнёры задолжали предприятию 30 миллионов тенге. Это наш тракторный, заводы и фабрики Караганды, Усть-Каменогорска, Шымкента, Акмолы, Костаная. Зарплату инструментальщикам не платят с октября.

О. Гортэ вычитал в «Известиях»: в США слесарь-инструментальщик получает среднюю зарплату — 593 доллара. Не в месяц, а в неделю. Это больше зарплаты химика-технолога (530), детектива-полицейского (554), преподавателя средней школы (523), бухгалтера (523). То есть инструментальщики там — рабочая элита. Нашим зарплата определена в пять-шесть тысяч тенге в месяц, или, соответственно, в 22-25 долларов в неделю. Но и ту месяцами не платят.

Недавно к директору предприятия пришёл молодой рабочий и, бросив ему на стол заявление об уходе, сказал в сердцах:

— Рабам когда-то тоже не платили, но хозяева их всё же кормили. Мы лишены и того, и другого, так что наше положение — хуже рабского!

Завод, продукцию которого с руками отрывают, всё ещё держится. Но держится из последних сил. И если развалится он, пострадают десятки других предприятий. Но, похоже, нашему правительству, занятому исключительно глобальными проблемами, до бед одного, отдельно взятого завода, дела нет.

Оказывается, первая каменная церковь на территории нынешней области была построена в Ямышево в 1783 году, вторая в Железинке — в 1801. Всего же на территории тогдашнего Павлодарского уезда было около двадцати каменных и деревянных церквей и часовен. В том числе два каменных собора в Павлодаре (один так и не был достроен).

От них после прихода большевиков к власти вскоре не осталось никакого следа, хотя каменные церкви строились на века. Я работал в Железинке в начале семидесятых годов и лишь слышал иногда о том, что в этом селе когда-то стояла красавица-церковь.

В недостроенном Владимирском соборе Павлодара сначала разместили городскую электростанцию, затем — заводские мастерские…

Действующий до революции Троицкий собор имел металлический пол из чугунных плит знаменитого каслинского (от города Касли Челябинской области) литья. Всё было разрушено и разграблено, и когда музейщики бросились искать эти самые уникальные плиты, то обнаружили несколько из них на потолке в пристройке к старой павлодарской бане, что работала на улице Бебеля (я в неё, кстати, тоже ходил).

К счастью, сохранился снимок Троицкого собора, сделанный в 1929 году Д.П. Багаевым, который мы публикуем в сегодняшнем номере вместе с большим материалом краеведа Э. Соколкина.

Вернулся с вечера встречи выпускников в своей Берёзовской школе. Впечатления противоречивые: оказывается, теперь собирают только «юбилейные» выпуски — тех, кто окончил школу пять, десять, пятнадцать, двадцать и т.д. лет назад. Наш класс в эту традицию не вписывается, и мы были как бы незваные гости. Мы — это Вовка Скотских, Толька Баюк и я. Толька прибыл без ноги, зато на собственном «Москвиче». Он и раньше-то был малоуправляем, а теперь дури у него добавилось, и праздник он нам испортил окончательно… В конце концов нам пришлось от него прятаться.

Подарил школе книжку «Помню и люблю», «Простор» и «Ниву» с «блёстками».

Чувства от встречи с родиной — нерадостные. У совхоза не жизнь, а убогое автономное плавание. В магазинах абсолютно пустые полки, торгуют лишь хлебом и солью. Впрочем, хлеб большинство моих земляков вынуждены печь дома… А те, кто его покупают, берут в долг — «под зарплату». Когда она будет — никто не знает. Учителя, к примеру, получают деньги с трёх-четырёхмесячной задержкой…

Не ходят автобусы. Почти все совхозные машины на приколе (нет бензина). Из благ цивилизации осталось разве что электричество… Люди живут в каком-то оцепенении, по инерции… А что им ещё остаётся?

9 февраля

Кабинет министров обещает сделать нынешний год годом стабилизации экономики и начала выхода из затяжного кризиса. Не уверен однако, что это оптимистическое заявление убедит наших читателей, которых мы пичкаем «казтаговскими» отчётами с сессий, республиканских совещаний высокого уровня, заседаний Кабмина…

Б.Н. Ельцин продлил до 6 февраля 2000 года срок предоставления гражданства россиянам, живущим в ближнем зарубежье. Конечно же, это большое благо для тех, кто ещё не определился, — уезжать, обрекая себя на многие мытарства, связанные с обустройством на исторической родине, или принимать новые реалии жизни со всеми вытекающими последствиями в суверенном Казахстане?

Создана Павлодарская региональная Малая ассамблея народа Казахстана. Это — идея Н.А. Назарбаева: создать в регионах такие организации и объединить их в единую большую Ассамблею народа Казахстана. Цель понятна: сохранить и укрепить национальное согласие в многонациональном Казахстане.

Павлодарцы, кстати, создали такую организацию первыми в республике. В состав всеказахстанской ассамблеи избран и я.

Опубликовали «Несвоевременные мысли, или Слово в защиту колхоза» — монолог председателя колхоза имени Кирова В.Ф. Тарасенко. Пишет, что люди на селе отнюдь не горят желанием становиться фермерами. И их можно понять: они видят, как всё крепче затягивается петля на шее многострадального села. Оно давно поставлено на колени ценовым беспределом, когда промышленность давно перешла на свободные цены, а разваливающиеся на глазах совхозы и колхозы продолжают поставлять хлеб, молоко и мясо по ценам, которые им укажут, — заведомо разорительным…

Не о таком рынке мы мечтали, делает вывод председатель колхоза… И с горечью добавляет: не рынок это, а феодальные отношения.

Я немного знаком с В.Ф. Тарасенко ещё по Железинскому району, знаю его как хорошего специалиста и хозяина, неравнодушного человека. И сколько их, таких людей, бесконечно преданных делу, вынуждено жить в условиях псевдорыночного абсурда!

Новый вид преступного промысла на дорогах. Бандиты останавливают ночью автомашины и отнимают всё, что им попадётся под руку. На днях около села Рождественка неизвестные на двух машинах без номеров остановили под утро карагандинский «КамАЗ» и забрали 13 телевизоров в упаковках…

Подобные сообщения у нас практически в каждой еженедельной «Криминальной хронике». И ещё никого из злоумышленников, промышляющих на дорогах, не поймали.

11 февраля

Из номера в номер публикуем материалы к юбилейному Дню Победы. Поразительную историю любви откопала в областном архиве Ольга Григорьева. Там хранятся письма с фронта Е.Н. Пронькина, адресованные его жене Анне Михайловне. Она дала разрешение на их публикацию.

К началу войны у Пронькиных было уже трое детей. А потом Евгений Николаевич ушёл на фронт, откуда слал жене письма, полные любви и нежности:

«…Нет ни одного часа, чтоб я не думал о тебе…».

«…Я знаю, что мы любим друг друга и будем верны друг другу до последнего вздоха…».

«Мы ещё молоды, и жизнь наша впереди… Мы ещё успеем пожить счастливо…»

Четыре года войны она получала эти письма, отправляла ему свои… А потом, как снег на голову, конверт с чужим почерком: «Анна Михайловна, ваш муж женился на мне в мае 1944 года… Он живёт со мной… Отдайте нам сына Валерика. Вам тяжело будет его воспитывать…»

Разговаривая с Ольгой спустя 50 лет, Анна Михайловна пыталась как-то оправдать мужа: он заболел туберкулёзом, а счетовод колхоза, где стояла их часть, спасла его — зарезала свою единственную свинью, откормила. Вот он в благодарность и женился…

Они виделись ещё несколько раз, и он просил принять его снова, но она не простила ему предательства… Хотя, как оказалось, всю оставшуюся жизнь любила только его. Записала в своём дневнике, узнав о его смерти: «Сегодня иду на кладбище… Женя, милый… Я хочу с тобой поговорить, рассказать всё, что не успела. Я всю жизнь любила только тебя…»

А.М. Пронькина приходила в архив прощаться с письмами мужа. Перечитала и перецеловала каждое. Плакала над ними…

Лишний раз убеждаешься в том, что в жизни случается такое, чего не придумает человек, наделённый самой богатой фантазией…

Узнал из нашей газеты о том, какой дорогой может быть реклама… Одна секунда рекламного ролика, показанного в ходе транслируемого телекомпанией «Эй-Би-Си» финального матча национальной футбольной лиги США, стоила свыше 33 тысяч долларов. При этом корпорация «Форд» оплатила 30 секунд рекламы (миллион долларов), «Крайслер» — 60 секунд, «Пепси-Кола» — 150 секунд. Все 60 рекламных 30-секундных пауз были раскуплены. Таким образом телекомпания окупила затраты на право трансляции матча — 50 миллионов долларов — и «наварила» на рекламе ещё 15 миллионов.

В моём редакторском мозгу, замордованном тяготами нашего ублюдочного рынка, всё эти цифры представляются чем-то абсолютно нереальным, фантасмагорическим.

В магазинах не хватает мелких денег — тиынов, и на сдачу вам могут дать щепотку соли — на глаз, завернув её в кулёчек. Большинство от такой «сдачи» отказываются, но некоторые берут…

13 февраля

Выбрались с Ольгой и Пашкой в пойму на лыжах — впервые за эту зиму.

Пашка показал себя молодцом — не хныкал. Интересно было наблюдать за ним — я шёл сзади… Лыжня уже подтаяла, была скользкая, и он этим умело пользовался, отталкиваясь палками… Напоминал мне при этом орангутанга, который передвигается, помогая себе руками.

И погода удалась на славу — тепло, тихо, лёгкий туман… Так жалко стало, что зима заканчивается.

«Павлодарская газета» дала суровый «отлуп» на нашу реплику, посвящённую их объявлениям. Припомнили нам и проклятое партийное прошлое, и «сладкую женщину», и прочие прегрешения — истинные и мнимые… Хотя наша реплика была вполне корректной по тону, и «Павлодарскую газету» в ней мы лишь упомянули.

Такую «полемику» можно проиллюстрировать так… Один говорит другому: «Послушай, а ты ведь не прав в этом деле…», и другой отвечает: «Да ты сам дурак. К тому же у тебя и наследственность дурная, и с женой тебе не повезло…»

Правду моя мать говорит: не трогай дерьмо — вонять не будет.

В последнее время ничего почти не пишу (для души) — всё какие-то дела, суета, бесконечные хлопоты.

Провели очередной мозговой штурм — всё пытаюсь улучшить содержание газеты. И ведь есть что улучшать — это все понимают, но реагируют вяло. Я же понимаю ещё и то, что пока газета будет «под властями», кардинально ничего в ней не изменится. А затевать сегодня газету собственную — чистое безумие. К тому же всё равно она будет «под кем-то» — тем, кто даёт деньги.

15 февраля

Уже с неделю болеет Димка. Ольга с ним дома. Плохо, что Димка болеет, но хорошо, что Ольга отдохнёт от редакционной суеты…

Пьёт близкий человек. Ничего не можем с этим поделать. Написал ему жёсткое письмо — на имя жены, чтобы передала, когда сочтёт нужным. Написал, а сам переживаю: слова в нём справедливые, но те ли это слова? Да и можно ли словами излечить такую болезнь?

Беспрецедентна волна критики в российских газетах в адрес Б.Н. Ельцина и его ближайшего окружения. Несостоявшийся Генеральный прокурор России А.И. Казанник (тот самый, что на первом съезде народных депутатов СССР уступил своё место в Верховном Совете СССР Ельцину и спустя несколько лет получил от него — уже президента России — высший прокурорский пост) повествует о том, как его с первых дней пытались подмять подручные Б.Н. О том, что никто президенту ни в чём не перечит и не говорит правды, не пытается удержать от необдуманных поступков.

В «Правде» мощная статья Станислава Говорухина о некоем Дмитрии Якубовском. Факты приводятся просто ужасающие: «Генерал Дима», как его иногда именуют в московских кругах, человек с непонятными высочайшими полномочиями, а на самом деле проныра, наглец, вор — Хлестаков наших дней, — был вхож в самые высокие кабинеты, творил «от имени и по поручению» невероятные мерзости, вершил судьбы, пока, наконец, не оказался за решёткой…

С. Говорухин снял очередной документальный фильм в трёх сериях «Великая криминальная революция», но показать нигде не может, несмотря на то, что он известнейший режиссёр, лауреат, депутат Госдумы…

Из публикуемого сегодня отчёта облстатуправления… За прошлый год спад производства составил 29,2 процента, а по сравнению с 1991 годом — 47, 2 процента. В том числе выпуск тракторов и бульдозеров (к 1991 году), соответственно, — в 17 и 15 раз. Объём переработки нефти (к 1991 году) упал на 54,1 процента, поголовье крупного рогатого скота снизилось до уровня 1977 года (610,4 тысячи голов). Большинство хозяйств — на грани банкротства.

За прошлый год из области уехали свыше 39 тысяч человек — в основном это русские (57 %), немцы (около 30 %) и украинцы (11 %).

16 февраля

Интереснейший материал Э.Д. Соколкина к 100-летию Всеволода Иванова. Я знал о том, что Всеволод родился и жил в Лебяжьем, потом в Павлодаре, но не знал, что мать его из ссыльных каторжан — польских конфедератов, а отец — «незаконнорожденный» сын туркестанского генерал-губернатора и его экономки; много занимался самообразованием, знал семь восточных языков.

Оказывается, наш С.А. Музалевский состоял в переписке со Всеволодом Ивановым и некоторые произведения писателя впервые публиковались в «ЗП». Например, очерк об Антоне Сорокине. В Павлодаре есть улица В. Иванова, о которой мало кто знает. Некоторые личные вещи и рукописи писателя хранятся теперь в литературном музее имени Бухар жырау.

18 февраля

Отличный материал З.А. Суворовой о судьбе трёх женщин, побывавших на войне. Как жаль, что никто из литераторов и журналистов не взялся по-настоящему за эту неисчерпаемую и трагическую тему — женщины на войне. В нашей фронтовой литературе геройствуют преимущественно мужчины, а женщины в ней либо проходят по касательной, либо их там вообще нет… Хотя это не совсем так: прекрасную повесть «А зори здесь тихие…» написал Борис Васильев.

19 февраля

Ездили с Ольгой в Иртышск. Она — навестить дядьку с тёткой, я брал интервью у главы райадминистрации Т.В. Сыздыкова. Разговор получился, уже придумал заголовок «Долго ли селу стоять на коленях?». И в самом деле: этот район — главная хлебная житница области, дающая ей до 40-50 процентов продовольственного зерна, бедствует в прямом смысле слова. Государство же не только не помогает селу, но и связывает по рукам и ногам его инициативу… В животноводстве ситуация тупиковая: в прошлом году хозяйства сдавали молоко, не получая за него денег, и сегодня доярки работают по сути бесплатно, получая время от времени «авансы» в 600-800 тенге. То же и в растениеводстве: с совхозами до сих пор не рассчитались ещё за сданное государству зерно прошлого урожая.

Крупнейший в области совхоз «Суворовский» закончил год с прибылью — более десяти миллионов тенге (сам по себе случай исключительный), а на счету у него всего лишь миллион (остальное совхозу должны), но и этим миллионом он распорядиться не может, поскольку «Агропромбанк», в котором совхоз обслуживается, находится на так называемом дебетовом сальдо…

Чтобы не остановить производство, разваливающиеся совхозы меняют всё на всё. Этот дикий бартер добивает и без того почти убитое сельское хозяйство.

Написал материал, которым, конечно же, будут недовольны власти. Но глава района его завизировал. И это делает честь Т.В. Сыздыкову.

Грустным вышло общение и у Ольгиной родни. Дяде Илье, ветерану войны, уже за 80. И хоть он бодрился, сказал мне, что, скорее всего, не доживёт до Дня Победы. Потому что не хочет доживать…

Разве такую он заслужил старость?

Сон вчерашней ночью — неясно-смутный: через окно смотрит отец, взгляд тяжёлый, недовольный… Но ничего не сказал…

22 февраля

День рождения… На работе подарили цветы — очень красивые. Сюрприз от Ольги: добыла где-то несколько бутылок пива… Уважила!

23 февраля

В Алма-Ате в кинотеатре «Целинный» прошла премьера документального фильма «Динмухамед Кунаев. Хроника жизни и смерти» Асии Байгожиной. Долго она его снимала, много неприятностей пережила при этом, но всё же довела дело до конца. До этого был её фильм о декабрьских событиях 1986 года в Алма-Ате, также выбивающийся из общего ряда. Я всегда поражался тому, какой сильный характер таится в этом хрупком теле, тому, как ей удаётся в наше смутное время идти собственным путём.

Надо будет позвонить ей — поздравить…

25 февраля

На заседании коллегии обладминистрации обсуждалось положение дел с орошаемым земледелием. Оно и в лучшие времена было далеко не идеальным, а теперь и вовсе плачевное: часть поливных земель брошена, а дорогостоящее оборудование разворовывается; другая часть поливается, но резко снизила отдачу; часть даёт урожай меньше, чем поля без полива…

И хоть разговор на коллегии шёл довольно жёсткий, перспективы орошаемых земель в области незавидные. Я говорю об этом ещё и потому, что хорошо знаю историю вопроса — в своё время написал книгу о мелиорации «Целина в новых берегах», которая, к сожалению, осталась почти незамеченной.

Ноу-хау нашей торговли — продажа подержанных (то есть уже ношеных) вещей на вес. К нам они поступили по смешным ценам. При том что одежда, как уверяет Ольга Фролова, побывавшая в магазине, вполне приличная — вещи добротные, чистые, а некоторые даже с магазинными этикетками. И раскупают их влёт.

28 февраля

В Павлодаре побывал посол ФРГ в Казахстане. Я ходил на его пресс-конференцию. Ключевая фраза: «Отъезд немцев из Казахстана не отвечает устремлениям ни нашей, ни вашей страны…» Немцы тем не менее целыми семьями устремляются на историческую родину…

Наша Наталья Дворянинова побывала в своём родном Актогае. Впечатления — безрадостные. Один только факт: очередь за пенсией занимают с двух часов ночи — благо почта не закрывается… Тут же чай пьют — греются…

День рождения отца, сегодня ему было бы 73 года. Одиннадцать лет, как он умер. Как важно и как интересно мне было бы поговорить сейчас с ним!

На улице совсем весна: солнце, капель, грязь…

Просили гормаслихат освободить «ЗП» от налога на рекламу, но депутаты только уменьшили его с 15 до 5 процентов… А уж как я бился-доказывал… Но всё же это лучше, чем ничего.

Ольга уехала на форум женщин Казахстана (она член президиума областного совета женщин). Поедет вся делегация с комфортом — начальник отделения дороги А.С. Саркыншаков выделил для неё спальный вагон.

Ольга собиралась в дорогу, будто в многомесячное путешествие. Пусть хоть в этой поездке отдохнёт.

Подготовил подборку новелл и «блёсток» для «Нивы» — чуть больше печатного листа. Не всё нравится, но отправляю — пусть теперь у В.Р. Гундарева голова болит — что с этим делать…

1 марта

Болею, но как-то непонятно: голова тяжёлая, будто не моя, ломота в теле, и ещё «крутит» ноги (теперь хотя бы отчасти могу понять ревматиков).

И сны — отрывочные, то смутные, то явственные… Вчера лёг рано, уснул, а потом всё время просыпался. Сон… Иду ночью по незнакомому малоосвещённому городу, и меня преследует пара парней-казахов, малорослых, одетых наполовину в милицейскую форму, а наполовину — в «гражданку». Они явно провоцируют меня на драку, но я уклоняюсь… Чувствуя, что упускают меня, они что-то говорят кому-то по рации, и вскоре я снова сталкиваюсь с двумя подобными — почти точной копией прежних. Чувствую, что теперь столкновения не избежать, и просыпаюсь с бьющимся сердцем, не сразу понимая, что это приснилось…

Другой сон… Похоже на заграницу, какая-то третьеразрядная страна. Я там то ли по турпутёвке (на самом деле никогда таким образом не путешествовал), то ли на стажировке. Мы — несколько десятков человек — живём в одной большой комнате. Происходят какие-то события (какие — непонятно), и мы уже не можем вернуться обратно. Всю нашу группу передают заводу (китайскому или что-то в этом роде), на котором мы теперь должны работать. Мы отныне не принадлежим самим себе, и все это понимают, но никто об этом не говорит… Состояние у меня подавленное, всё время думаю о том, что будет с детьми, Ольгой, матерью (все они остались дома), ведь я уже не смогу туда вернуться.

Проснувшись, не сразу даже понял, где я, и только потом стал приходить в себя, радостно осознавая, что это всего лишь сон…

В эти же дни приснилось такое: кто-то из детей только что вышел из квартиры, и вдруг — звонок в дверь. Первая реакция: наверное, что-то забыл… Открываю дверь, а мне набрасывают на голову мешок — чуть ли не до пояса: ничего не вижу, и руки несвободны. Мысль: надо упасть на пол и схватить за ноги на меня напавшего, и тут же другая: но ведь он наверняка не один, а у меня к тому же руки не свободны… Так и стою с мешком на голове, не зная, что со мной будет и как поступить. Что было дальше — не помню.

Пашка тоже болеет. У него грипп, высокая температура, почти не ест, плохо спит… Хуже нет, когда болеют дети…

2 марта

С самого утра люди передают друг другу печальную новость: «Вы слышали — убили Влада Листьева?!» Это один из самых известных и талантливых тележурналистов новой формации. Слава его начиналась во «Взгляде», потом было «Поле чудес», в последнее время «Час пик» — телебеседы с известными людьми на актуальные темы. Обаятельный, умный профессионал, он был любимцем телезрителей всех возрастов и мировоззрений.

Недавно Листьев был назначен директором Общественного российского телевидения, создаваемого на первом канале вместо «Останкино», готовилось акционирование бывшего Центрального телевидения; видимо, это сильно задевало чьи-то интересы, и Листьева «убрали». Во всяком случае, прозвучала такая информация: когда на бывшем ЦТ стали давать рекламу без посредников, доходы от неё выросли с 5 до 30 миллиардов рублей.

Влада Листьева убили в подъезде собственного дома, двумя выстрелами в упор. Работал профессионал — смерть была почти мгновенной.

На телевидение приехал Б.Н. Ельцин — подавленный, мрачный. Повинился и построжился — уволил прокурора Москвы и начальника столичной милиции. Это правда, что Москва стала главным рассадником преступности в России, но назначать «козлами отпущения» за убийство Листьева двух главных столичных правоохранителей по меньшей мере глупо. Может быть, они и нашли бы убийцу, заказчиков… Впрочем, это вряд ли. Обещания властей найти и покарать виновных в смерти журналиста «Московского комсомольца» Дмитрия Холодова до сих пор не выполнены, хотя один из главных чинов спецслужб заявил, что уже знает их имена…

На российском телевидении в этот день — траур: только музыка и программа новостей…

Мы тоже подготовили заявление от областной организации Союза журналистов…

3 марта

По-прежнему больше всего разговоров о смерти В. Листьева. Вчера московские каналы объединились, организовали «прямой эфир» с участием журналистов, политиков, деятелей культуры — тех, кто когда-то участвовал в передачах Влада. Впечатление от этой странной «панихиды-тусовки» осталось тягостное: уж очень многие попросту красовались на телеэкране, зарабатывали разного рода очки, сводили счёты…

Жалковато выглядел наш бывший генсек и экс-президент СССР Горбачёв, так и не нашедший нужных слов в связи с убийством Листьева, хотя экранного времени занял больше других. Сводил всё к политике, критике нынешнего режима, оправданиям своего курса. Думаю, раздражение он вызвал не только у меня: операторы не раз демонстрировали на экране недоумённые лица сидящих в зале, когда он говорил. Их взгляды будто вопрошали: разве об этом нужно сейчас?

Отыгрался за свою принудительную отставку с поста главы бывшего ЦТ и Егор Яковлев, заявивший с телеэкрана Б.Н. Ельцину, что не надо держать людей за дураков — мол, освободили прокурора, поручили расследование министру Ерину, «геройски» прославившемуся в октябре 1993 года при взятии здания Верховного Совета и заслужившему за это звезду Героя России… Мне показалось, что давняя обида сквозила в выступлении авторитетного журналиста куда сильнее, чем боль за то, что в российском государстве давно всё продано и куплено.

Артём Боровик сказал, что спрашивать за всё надо с Ельцина, потому что при Горбачёве нас снимали с постов, но не убивали.

Ведущий — Киселёв — тут же парировал: нет, это началось ещё при Горбачёве, и тут же выдал в эфир видеоряд из страшных кадров горбачёво-ельцинского периода…

Сванидзе заявил, что он, тем не менее, выбирает Ельцина, а то ведь, того гляди, и Анпилов придёт. Журналист Сванидзе продвинутый, а постановка вопроса дурацкая, потому что России, наверное, не нужен ни тот, ни другой.

Ведущий брейн-ринга Козлов истерически «нёс» с телеэкрана и Яковлева, и Ельцина…

И так далее — кто в лес, кто по дрова… Вроде хорошее дело затеяли: умные, талантливые люди собрались, чтобы почтить память погибшего товарища, поговорить о том, как жить дальше… И превратили вечер скорби в пошлейший спектакль — подобие первого съезда народных депутатов СССР, когда каждый, выходя на трибуну, говорил только о своём, и плевать было ему на пять тысяч остальных депутатов и всю страну, прильнувшую к телеэкранам.

Добавление из 2009 года. Много лет спустя один из бывших «взглядовцев» Владимир Мукусев написал книгу «Разберёмся…», в которой коснулся и истории убийства Влада Листьева. По словам Мукусева, который, конечно же, знает о чём говорит, Листьева сгубила совершенно необузданная возможность получать огромные деньги, никем не контролируемые. Цитата из книги «Разберёмся…» В. Мукусева: «После убийства Влада Листьева на его счетах было обнаружено 16 миллионов долларов, не считая недвижимости. И это после работы во «Взгляде» с его сорокарублёвыми ставками.

…1 марта 1995 года убили не журналиста Листьева, а Листьева-коммерсанта…

Полный финансовый беспредел творился в получении рекламных денег. Одна минута в прайм-тайме стоила примерно 40000 долларов. Но чтобы выставить эту рекламу в «Поле чудес», рекламодателю нужно было заплатить ещё столько же производителю в карман… Доходы от этой «замечательной» коммерческой деятельности составляли около 200 тысяч долларов за передачу…

Если бы Влада арестовали (В. Мукусев говорит, что вся эта «коммерция» попадала под статью о мошенничестве в крупных размерах. — Ю.П.), вместе с ним были бы арестованы не только его личные счета, но и счета всей компании, всех дочерних организаций. Тем, кто убил Влада, было важно сосредоточить на нём внимание следствия и общества. В этом случае арестовывались только личные счета Влада».

Неудивительно, что убийцы, а, главное, заказчики убийства Листьева, так и не были найдены. Это я уже от себя добавляю…

В Павлодаре резко сокращено число плановых операций, оперируют в последнее время только так называемых экстренных больных. Причина — отсутствие необходимых медикаментов.

В прошлом году из Щербактинского района уехали 438 человек, а из Успенского — 1236. Последняя цифра — это численность населения среднего по размерам хозяйства. Итого за год «потеряли» только в двух районах полтора хозяйства.

Почему из Успенского района уехало людей почти втрое больше, чем из Щербактинского? Ответ прост — в Успенском районе много немцев, а их отъезд все последние годы напоминает массовое бегство.

«Я устал от войн и революций,

От вождей, теорий и цитат,

Пятилеток, съездов, конституций…»

Из подборки стихов Василия Лукова в сегодняшнем номере… Хорошие строки…

4 марта

Наш Бейбут Байдилов увидел объявление на автобусной остановке: «Молодая здоровая женщина ищет обеспеченных приёмных родителей для своего будущего ребёнка». И телефон посредника. Бейбут позвонил и услышал: ребёнок «на подходе» — родится в марте, мать его отдаёт потому, что не имеет средств к существованию, и хочет получить две тысячи долларов…

А что: рынок есть рынок, на нём всему есть своя цена… Дали реплику на первой странице.

С.П. Шевченко побывал в Петропавловске на 50-летии своей школы, написал хороший материал. В нём есть фрагмент потрясающей силы — о том, как, потеряв хлебные карточки на всю семью (или их у неё украли), повесилась семиклассница.

Сергей Павлович рассказывал мне, что много лет спустя описал эту историю в небольшой автобиографической повести «Пушки грохотали далеко». Повесть уже готовилась к выходу в одном из алма-атинских издательств, когда автору сказали, что главу с этой печальной историей надо убрать.

— Да вы что? — возмутился Сергей Павлович, — может быть, эта самая сильная глава в книге!

— Советские пионерки не вешаются, — отвечал ему редактор издательства, — не уберёте главу — вместе с ней вылетит из плана и вся ваша книжка.

Главой пришлось пожертвовать…

5 марта

Был на встрече с Олжасом Сулейменовым. Он приезжал на отчётно-выборную конференцию возглавляемой им партии Народный Конгресс Казахстана, заодно решил встретиться — как депутат Верховного Совета — с павлодарцами. Большой зал Дворца тракторостроителей был набит до отказа — Олжаса в народе любят.

Отчасти эту встречу можно считать продолжением необъявленной, но, вероятно, всё же «имевшейся в виду» предвыборной президентской кампании Олжаса… Хотя ничего нового лично я из речи Сулейменова и его ответов на вопросы не услышал. Правильно критикует правительство, выдвигает ряд здравых предложений… Подтвердил, что НКК переходит в так называемую конструктивную оппозицию нынешнему президентскому курсу…

Но критиковать всегда проще, чем что-то делать самому… Да и, честно говоря, я не вижу Олжаса Омаровича в роли президента. Светлая голова — да, талант — да, известен в Казахстане и в мире — да… Но всего этого недостаточно, чтобы эффективно управлять государством — тем более в столь смутные времена. Тут и не такие зубры — с опытом управления, немалым политическим весом — ломали себе не только зубы, но и шеи… Да и не дело поэта управлять государством, его призвание — властвовать над умами и душами, что, может быть, куда важнее и дороже.

Впрочем, у Олжаса Омаровича нашлось что сказать и на этот счёт: в политику он пришёл вынужденно, не в силах больше наблюдать со стороны страдания народа. Прав он, когда говорит, что нельзя считать повсеместную невыплату зарплаты победой над инфляцией, которой уже начинает гордиться правительство.

Я, глядя на Олжаса Омаровича, думал: какая же всё-таки эта зараза — политика, как она засасывает людей — как то же пьянство, как наркотики…

Запомнились ещё два факта, приведённые на встрече с О. Сулейменовым. В 1990 году он выпустил книгу, за которую ему заплатили 200 тысяч рублей… Самая престижная легковая машина «Волга» стоила тогда максимум 12-15 тысяч. Вот какие гонорары платили в СССР маститым литераторам!

И второй факт. Недавно прошёл благотворительный марафон детского фонда «Бобек», который возглавляет супруга Н.А. Назарбаева Сара Алпысовна. На ней личная теннисная ракетка нашего Президента была продана за пять миллионов тенге, а его национальный пояс — за 4,8 миллиона. Олжас по этому поводу с раздражением заметил: лучше бы разработали государственную программу помощи детям, чем заниматься популизмом.

И подобными «уколами» президент и первый казахстанский поэт обмениваются в последнее время всё чаще. Правда, обычно не называя при этом друг друга. Вряд ли это на пользу им обоим и всему Казахстану.

8 марта

Череда событий разного рода — большей частью неприятных. Чем больше живу, тем больше убеждаюсь: ни ум, ни годы, ни разного рода жизненная наука не могут изменить натуру человека. И ещё: ничей опыт, в том числе горький опыт близких людей и даже свой собственный, подчас не может ничему научить определённую категорию людей.

Опубликовали подборку стихов В. Семерьянова — как раз про наше время:

«Не заметили мы наши быстрые годы,

Мы плутали с вождями — от души без души…

То ли жизнь без свободы, то ль без жизни свобода,

То ли рано уходим, то ли поздно пришли».

9 марта

Ольга сказала мне сегодня, что до того, как вышла за меня замуж, каждый день писала по стихотворению… Сказала в шутку, но едва ли не со слезами на глазах, имея в виду съедающие всю нашу жизнь тяготы бытия… А виной всему — телевизионные монологи Виктории Токаревой, которые мы смотрели и слушали. Я люблю токаревскую прозу, такую непохожую на других, полную скрытой и явной иронии и самоиронии. Ей бы ещё убавить самодовольства в телевыступлениях…

Что же до Ольгиных стихов, то она и права, и неправа. Стихи и сегодня пишутся, и, наверное, цена им выше, чем прежде.

Показывает характер московский градоначальник Ю.М. Лужков: сказал, что если президентом России не будут отменены указы о смещении со своих постов столичных прокурора и начальника милиции (эта прерогатива мэра Москвы), он подаст в отставку. Б.Н. Ельцин пока держит паузу.

«Изюминка» «Останкино»: «Час пик» с Владом Листьевым, смонтированный из его прежних эфиров. Он задаёт вопросы невидимым собеседникам и сам на них отвечает (это ответы из каких-то его интервью по разным поводам). Получилось очень хорошо, ярко, убедительно.

Безмерно талантливый человек, угадавший своё место в жизни, труженик из тружеников и отчаянный жизнелюб…

«Осиротели на талант» — написал о Листьеве Василий Луков (Б.В. Исаев).

12 марта

Политическая сенсация! Казахстан остался без Верховного Совета. Одна из «отсеянных» кандидаток в депутаты, известная журналистка Татьяна Квятковская, обратилась с жалобой в Конституционный суд. В частности, она оспаривала непропорциональную «нарезку» избирательных округов (делалось это по границам районов, из-за чего выходило — где густо, а где — пусто), неправильный подсчёт голосов: если избиратель оставлял в бюллетене не одну фамилию, как полагалось, а несколько, то все эти кандидаты получали по голосу «за». Такие разъяснения по подсчётам дал сразу по итогам выборов Центризбирком — видимо, просто боялись, что выборы могут не состояться из-за низкой активности избирателей. И Конституционный суд вынес вердикт в пользу несостоявшегося депутата Квятковской.

Верховный Совет и президент страны внесли свои возражения на решение Конституционного суда, однако он квалифицированным большинством отклонил их, подтвердив свой прежний вердикт.

В итоге выборы признаны нелегитимными, то есть незаконными. И не толь



Поздравления директору в стиле маяковского

Поздравления директору в стиле маяковского

Поздравления директору в стиле маяковского

Поздравления директору в стиле маяковского

Поздравления директору в стиле маяковского

Поздравления директору в стиле маяковского